«НЕТ В РОССИИ СЕМЬИ ТАКОЙ, ГДЕ Б НЕ ПАМЯТЕН БЫЛ СВОЙ ГЕРОЙ…» Авторы — семья Воробьёвых - Рома и мама Ольга Андреевна, и дедушка Гурьянов Константин Валентинович.

 Авторы — семья Воробьёвых - Рома и мама Ольга Андреевна, и дедушка Гурьянов Константин Валентинович.

 

Эта история об одном из участников войны – о нашем дедушке, прадедушке, прапрадедушке, - Павле Евдокимовиче Доброхотове.

В этом году исполняется 120 лет со дня его рождения. Доброхотов Павел Евдокимович родился 10 июля 1898 г. в семье крестьян в небольшой древне Веснево, Златоустовской волости Шуйского уезда, Владимирской губернии. Родители Павла – отец Евдоким Маркович, и мать, Прасковья Ивановна, - крестьянствовали. Семья была большая, всего восемь детей. Павел был одним из старших.

Как и многие крестьянские дети, он учился в местном Златоустовском сельском начальном училище. 10 августа 1910 года Павел успешно выдержал испытание в знании курса училища и был награжден книгой «Сочинения Н.В. Гоголя», а также наградным листом.  В октябре этого же года Павел поступил в Рисовальную школу в городе Иванове-Вознесенске (филиальное отделение Петербургского Центрального училища технического рисования барона А.Л. Штиглица). На выбор образования оказало влияние как то, что его отец работал мастером на Фабрике товарищества Иваново-Вознесенских ткацких мануфактур так и то, что у Павла проявились художественные способности.

Несмотря на то, что Павел происходил из простой крестьянской семьи, успешное окончание начального училища и способности к рисованию помогли поступить в довольно престижную по тем временам Рисовальную школу, по окончании которой открывались хорошие перспективы для работы на ткацких фабриках в качестве автора разработок рисунков тканей.

3 февраля 1928 года Павел Евдокимович женится на Глафире Михайловне Елкиной, крестьянской дочери из деревни Мясниково. Работа на фабрике позволила Павлу Евдокимовичу не только получить свой земельный участок в городской черте, начать строить свой дом, но и приобрести лошадь, корову, завести прочую сельскохозяйственную живность. В 1933 году в семье родилась дочь Алевтина, в 1940 – сын Вячеслав.

Все было бы хорошо, но Великая Отечественная война внесла свои коррективы в эту мирную жизнь. Как специалист, Павел Евдокимович имел бронь, поэтому был призван на фронт не в начале войны, а лишь зимой. Заканчивалась Великая битва за Москву, советские войска начали наступление, необходимо было пополнение. Именно тогда, в конце 1941 – начале 1942 года в Кинешме был сформирован 212-й стрелковый полк, в который и попал П.Е. Доброхотов. Его бойцы и командиры приняли боевую присягу на центральной площади Кинешмы. Врученное здесь Красное знамя они поклялись пронести с честью и вернуть в родной город после Победы, что и было сделано. Сейчас знамя 212-го стрелкового полка хранится в краеведческом музее города Кинешмы.

Боевое крещение полк получил в 145-дневных боях под Сталинградом. 49-я стрелковая дивизия прибыла к северу от Сталинграда через неделю после того, как немцы начали бомбить этот красивый, цветущий город.  У большинства бойцов и командиров настрой был решительный и боевой. В своём письме домой 4 июня 1942 года Павел Евдокимович писал: «...Милая Гланя!  Я очень много беспокоюсь о тебе и детишках, жить без меня вам тяжело, но и у меня служба в настоящее время нелёгкая, много приходится всего переживать всевозможных трудностей и всего, но надо всё мужественно переживать, придёт время, разобьём ненавистного нам врага, который оторвал нас от семейств и заживём снова счастливой свободной жизнью. К тебе просьба, как только есть свободная минута, пиши, пожалуйста, письма почаще, обо всём, об детишках. Как Аля с учёбой закончила, какие отметки, перешла ли в следующую группу. Как мой милый Славик. ...хочется взглянуть на вас всех...»

Шесть месяцев бойцы 49-й стрелковой дивизии сдерживали натиск врага. Входившему в ее состав 212 стрелковому полку приходилось особенно тяжело – его позиции были в степи, в то время как противник укрывался в балках.

В августе-сентябре 1942 г. шли ожесточенные бои за Сталинград. Но неожиданно в сентябре ударили сильные морозы. Днем жара, ночами холод до -10-15, климат резко континентальный. У бойцов форма одежды – летняя: гимнастерка, пилотка, летние галифе. Вокруг – степь, укрыться негде, нет дров, спали на голой земле, накрыться нечем – не было даже плащ-палаток. Днем – кровопролитные бои, ночью – «отдых» на голой земле или в окопе, а утром санитарные и похоронные команды начинали подбирать десятки обмороженных и замерзших бойцов. Замерзших и погибших хоронили тут же, в степи, раненых и обмороженных отправляли в палатки госпиталей.

После одного из боев Павла Доброхотова, раненого, обмороженного и полузамерзшего, подобрала санитарная команда. Проверять документы, скорее всего, не было времени, и Павел Евдокимович был записан как пропавший без вести.

Подобравшая Павла Евдокимовича Доброхотова санитарная команда, отправила его в полевой госпиталь, затем в сортировочно-эвакуационный госпиталь в Саратове. Отсюда он пишет письмо домой, что не пропал без вести, не погиб, а находится в Саратове, в госпитале, в красивом здании «...как наша школа...».  Но из саратовских госпиталей наиболее тяжелораненых и больных отправляли в глубокий тыл, в госпитали Сибири. Так Павел Евдокимович попал в омский эвакогоспиталь. К сожалению, усилия медиков омского госпиталя не увенчались успехом, им не удалось поставить на ноги Павла Евдокимовича, слишком серьезные ранения и обморожения он получил в боях под Сталинградом. Жене, Глафире Михайловне, пришло извещение от 16 ноября 1942 г., в котором сообщалось: «Ваш муж, красноармеец Доброхотов Павел Евдокимович …  в боях за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество … находился в эвакогоспитале № 1255, умер 1-го октября 1942 г. Похоронен: г. Омск, Казачье кладбище, 4 октября 1942 г.».

Так сложилась судьба крестьянского сына из деревни Веснево – Павла Доброхотова. Трудное деревенское детство, начальное училище, Рисовальная школа, хорошие художественные способности, неплохая работа, счастливая семья… и война…

Имя Павла Евдокимовича Доброхотова не забыто, память о нем бережно хранится в семьях его потомков, живет в альбомах с рисунками разработанных им   тканей, фотографиях, письмах, документах.

Версия сайта для слабовидящих
Обратная связь
НАВЕРХ