8.Мастер, который красил троллейбусы

9 сентября 2015

 И все-таки троллейбус как был, так и оставался нашим лучшим другом, и мимолетные привязанности вроде валенок не могли заглушить в сердце Маленького Котика этого настоящего и глубокого чувства.

– Мама! Я троллейбус! – вскакивал он по утрам в кровати. – Покрась меня в бело-зеленый цвет!

        Вот я и красила его футболками да штанишками. Вот и ел он за столом только «ток» – ток овсяный, ток гречневый, ток овощной с токовыми фрикадельками… Вот и ходили мы дважды в день на пыльный и шумный перекресток встречать троллейбусы, как встречают на море корабли. Мне казалось, что Маленький Котик знает каждый троллейбус в лицо. А каждый троллейбус – его, Маленького Котика.

– Красный с колобками! – он скакал от восторга на одной ножке, завидя алый троллейбус, на котором желтели веселые рекламные пончики в лихих кепках.

Троллейбус улыбался и млел от восторга – ну кто еще так обрадуется разбитому, забрызганному дорожной грязью механическому старику!

        А Котька уже снова скакал, дергая меня за руку:

– Бело-зеленый, бело-зеленый! – и гордо добавлял: – Как я!

        Это все было полбеды – беда началась, когда Котька стал приделывать себе «усики, как у троллейбуса» из карандашей и фломастеров, норовя сунуть их в уши…  И вдруг – о, спасибо, спасибо, незатейливая маленькая сказка! – эта беда растаяла так же внезапно, как и свалилась на нас.

        С Маленькими Котиками всегда так.

– Про троллейбус! – попросил он в один прекрасный вечер, устраиваясь засыпать у меня на коленях. И тридцатая по счету Сказка про троллейбус уселась на подлокотник нашего кресла – и началась.

 

        Жил-был троллейбус. Жил он в троллейбусном парке – там стояло много разных троллейбусов, а люди, мастера, за ними ухаживали: мыли, ремонтировали и красили в разные цвета. Наш троллейбус был совершенно белый, как снег – до самых кончиков усиков-штанг! Всю зиму он этим гордился. Но весной, когда снег начал сходить, и сугробы у дорог стали грязно-бурые и совсем некрасивые, троллейбус пошел к мастеру.

– Мастер, а мастер! Мне надоело быть белым. Снег уже растаял, весна вокруг – а я все белый, как сугроб! Покрась меня, пожалуйста, в какой-нибудь красивый, весенний цвет!

        Мастер был очень добрый и не стал спорить.

– Хорошо! – согласился он. – Только ты скажи, в какой.

        И он показал троллейбусу целую полку баночек с самыми разными красками. Но троллейбус и всегда-то был нерешительным, а тут вовсе растерялся.

– Не знаю! – сказал он смущенно. – Мне все цвета так понравились, ну так понравились – не могу решить, какой больше.

– А ты, когда поедешь по городу, погляди по сторонам, присмотрись к другим троллейбусам – авось, что и выберешь, – ответил мастер.

        Троллейбус обрадовался и поспешил в весенний город – отвозить одних людей из дома на работу, других – с работы домой, а остальных – просто по всяким человеческим делам.

        Он смотрел по сторонам – и, так как у него было отличное весеннее настроение, ему нравилось все подряд.

        Первым повстречался ему Красный с колобками троллейбус. Он был яркий и солидный, не заметить его было трудно – цвет так и притягивал взгляд. А особенно хороши были на красном троллейбусе веселые желтые колобки, которые солнечно улыбались и всем-всем махали кепками.

– Ах, какая красота! – вскричал Белый троллейбус. – Поеду к мастеру и скажу: мастер, я хочу быть красным, а еще нарисуй на мне желтых колобков!

        И он радостно побежал по линии. Но, не проехал он и пары остановок, как засомневался:

– Погоди-ка. Но ведь Красный с колобками троллейбус уже есть! Зачем же мне быть чьим-то повторением! Нет, я хочу быть самим собой, ни на кого не похожим!

        И он снова принялся смотреть и выбирать.

        За одним поворотом солнце брызнуло ему в фары так ослепительно-ярко, что он зажмурился.

– Вот! – подумал он. – Вот уж чего ярче на свете не бывает! Хочу быть ярким, как солнце! Поеду и скажу мастеру – пусть покрасит меня в желтый цвет!

        Но через остановку он загляделся на голубое небо, и решил:

– Такое небо бывает только весной! Ну и пусть я не буду самым ярким, зато буду самым весенним! Как небо!

        И помчался в парк к мастеру. Но по пути, на зеленой травке возле одной из остановок, он вдруг увидел маленького мальчика в зеленой шапочке, который стоял с мамой у дороги и… встречал троллейбусы!

– Мама! Смотри! Белый! Ура! Белый! – кричал мальчик в восторге и прыгал от радости на одной ножке.

        И троллейбус, которого тысячи людей ждали, но никто никогда не встречал, так загляделся на него, что чуть не проехал остановку – хорошо, что пассажиры в салоне закричали ему: «Стой! Мы же тут выходим!»

– Ах, как это прекрасно – зеленая весенняя травка, а на ней радостный малыш в зеленой шапочке, который так любит троллейбусы! – умилился троллейбус. – Решено! Поеду к мастеру и попрошу: покрась меня, пожалуйста, в зеленый цвет!

        Так он и сделал. И в парке мастер открыл баночку с зеленой краской и принялся красить троллейбус в зеленый цвет…

– … да, в зеленый цвет, – повторила я – и запнулась. Ведь Маленький Котик играл в бело-зеленый троллейбус! Дело в том, что мы встречали много бело-зеленых троллейбусов в нашем городе, но ни разу еще не попался нам такой, который был бы зеленым весь...

– Слушай, сказка, – шепнула я сказке потихоньку, чтоб не слышал задремывающий уже Котька, – если ты будешь про зеленый троллейбус, завтра мы целый день будем ждать его на перекрестке, это я тебе точно говорю. И не дождемся – ведь они у нас в городе не зеленые, а бело-зеленые…

– Да нет проблем! – шепнула сказка. – Но мастер…

– …был совсем маленького росточка, и потому дотянулся покрасить троллейбус только до середины! – повторила за ней я, сама себе удивляясь – надо же так приврать!

        А Маленький Котик вдруг распахнул глаза и лучезарно улыбнулся, словно звездочет, открывший новую планету…

– Сейчас я схожу за лесенкой и покрашу тебя сверху, – сказал мастер.

        Однако троллейбус посмотрел на себя в зеркало – и ему очень понравилось, как он покрашен.

– Не надо! – заявил он. – Давай я буду бело-зеленым, как зеленый газон, на котором еще не растаял самый последний белый снег! Это так по-весеннему! Да и на дороге, особенно в сумерках, меня будет лучше видно, а это очень важно – чтобы аварий не было!

        Назавтра Бело-зеленый троллейбус побежал на линию отвозить людей по их людским делам, и все, кто ждал его на остановках, говорили:

 –Ой! Да это же наш Белый! Ты покрасился! Как тебе идет! Ты такой весенний – как свежая травка из-под последнего снега!

        А еще назавтра случилось чудо. Котька проснулся утром и воскликнул:

– Мама! Дай скорее мне кисточку и краски!

 –Так ты больше не троллейбус? – спросила я.

– Я мастер, я буду красить троллейбусы!

        Через несколько минут он в упоении водил кисточкой по сиденью своей машинки-каталки, и необыкновенно счастливым голосом ворковал:

– … а мастер был совсем маленького росточка…

– Эх, глянь, как угадали! – улыбнулась мне тридцатая Сказка про троллейбус.

  Да, это было так! Шли дни, недели, а Котька все просил рассказать эту сказку и все играл в эту игру, словно пытался решить что-то очень важное для себя. Каким же маленьким, оказывается, чувствовал он себя в мире больших людей и больших вещей! Маленьким – значит, каким-то не таким, недо-человеком…  Не очень-то приятно сознавать, что даже стул тебе по пояс, а до крана в ванной вообще не дотянешься… И вдруг оказалось, что бывают совсем маленькие, но такие важные люди – которые ни много ни мало, а красят огромные и могучие машины, троллейбусы! Конечно, они бывают, и от них, получается, так много зависит в мире! А как же они не бывают, если Котька сам, своими глазами видел белый троллейбус, покрашенный в зеленый цвет только до середины…

 

Бывают троллейбусы разного цвета –

Поверьте, мы все разузнали про это.

Белые и желтые, синие и красные –

Бывают троллейбусы самые разные.

Бело-зеленый – в газоны влюбленный,

Желтый – на коржик молочный похожий,

А голубой похож на небо,

Хоть в небе он никогда и не был…

Бывает, троллейбусы самые разные

В ненастье приходят с линии грязные,

Под грязью не видно и цвет-то какой!

Скорей, добрый мастер, скорей их отмой!

И вновь – как огурчик троллейбус зеленый,

А бело-зеленый – в газоны влюбленный,

А желтый – на корж молочный похож…

И снова на линию, в лужи и дождь!

Ведь даже белый, как наша бумага

Не белоручка, а работяга!

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Версия сайта для слабовидящих
Обратная связь
НАВЕРХ