14. Как породнились Мицубиши и Лада Калина

 Порой машины совсем не понимают людей! Правда, они устроены гораздо проще, чем люди – ведь люди делают машины, а не наоборот.

– Не понимаю! – как-то поделился с Ладой Калиной черный Мицубиши. – Почему они не видят друг друга!

– Кто? – спросила удивленная Лада Калина.

– Да твоя хозяйка и мой хозяин.

– Как не видят? Да они чуть ли не каждый день встречаются, «здрасьте» друг другу говорят. Вот хоть сегодня твой хозяин шел в подъезд и дверь подержал, пока моя хозяйка наших карапузов через порог переводила.

– Вот-вот, – хмыкнул Мицубиши. – Дверь подержал! Герой! А сам на работе до одиннадцати сидит, в комп пялится, чтобы дома мысли ненужные в голову не лезли.

– Какие ненужные?

– А о том, что придет он домой, а там темно. И тишина! Такая, что хоть кричи. И он сам будет отпирать себе дверь, и сам зажжет свет в прихожей, и сам пойдет на кухню жарить пельмени…

– Жарить? Ба-атюшки-матушки! – охнула Лада Калина. – Так это же…

– Ага, – подтвердил Мицубиши. – Дрянь. А он их варить не умеет,  они у него комом слипнутся, от зубов потом не отдерешь.

– Ха-ха-ха! – рассмеялась Лада Калина. – Ох, бедняжка! Так что ж он себе хозяюшку не найдет – чтоб пельмени варила, да лучку туда, да перчику с лаврушечкой, да со сметанкой…

– А он боится, что она жениться потребует.

– Ах, и моя боится, – вздохнула Лада Калина. – Тут на нас уж женился один… а потом оказалось, что он на мне женился, а не на ней… так и сказал: «Я тебя взял ради машины!» Больше всего я удивляюсь, как от таких людей получаются такие славные карапузы!

– А мой детей боится.

– Боится детей? – от всей души изумилась Лада Калина, так что фары у нее стали, как у троллейбуса. – Да это же самые милые существа на свете! Как же можно их бояться.

– Ну, он же не знает, что они милые, – проворчал Мицубиши. – У него же не было их никогда. Он детей не хочет, ему подавай блондинку, которая умеет хорошо готовить пельмени…

– Ой, – воскликнула Лада Калина, – так ведь моя хозяйка прекрасно готовит пельмени – пальчики оближешь! И волосы у нее белые. И с карапузами ей одной тяжко.

– Ну вот, я же и говорю! Так оба и будут ходить мимо друг друга в одном дворе, год за годом. Жалеть себя, какие они несчастные. А для счастья только и надо, что глаза разуть!

– А что, уже разве и на глазах стали носить ботинки? – удивилась Лада Калина. – Ба-атюшки-матушки, да как же она за руль-то в них сядет?!

– Ха-ха-ха, – рассмеялся Мицубиши. – Это просто люди так говорят! Про таких, как наши хозяева. И ботинок нет на глазах, а как слепые. Того и гляди, останутся оба несчастными.  

– Ужас! – вздохнула Лада Калина. – Твой облысеет, обозлится на весь свет, а моя без любви засохнет, как несъеденная булочка, и карапузы вырастут без отца...

– Надо, чтобы они увидели друг друга! – решительно сказал Мицубиши, махнув «дворниками».

        И Мицубиши до утра шептался с Ладой Калиной, придумывая, что делать.

        А утром к машинам стали выходить люди, которые спешили на работу. Вышел и хозяин Мицубиши, как всегда – заранее, на полчаса раньше, потому что он был очень пунктуальным человеком, терпеть не мог опаздывать. И следом за ним выбежала из подъезда хозяйка Лады Калины, ведя за руки обоих карапузов. Карапузы, как всегда, хныкали, а она, как всегда, опаздывала. Хозяин Мицубиши опять любезно придержал дверь, чтобы ей было легче переводить детей через высокий порог, она на ходу торопливо поблагодарила его, и они разошлись, так и не увидев друг друга… Хозяйка Лады Калины понеслась к своей машине, мигом засунула в салон обоих карапузов, мигом села за руль сама, и… и Лада Калина впервые в жизни вдруг не завелась!

– А-а-а-ах! – вскричала ее хозяйка и схватилась за голову. – Ах, батюшки-матушки! Только не это! Я опоздаю! Меня уволят! Сидите смирно, бойцы! Ах, меня уволят!

        С этими словами она выскочила из машины, схватила сотовый и стала вызывать такси. Но – ужас! – был как раз час пик, это когда на работу спешат целые толпы людей, – и ей ответили, что все машины уже заняты.

        Было отчего испугаться – у нее был очень строгий шеф, который увольнял людей с работы за то, что они опаздывали. Где бы тогда она стала брать деньги, чтобы кормить карапузов?

– А-ах! Меня уволят! – повторила она так, что Лада Калина чуть не заплакала от жалости к ней, и умоляюще глянула на Мицубиши, но тот чуть заметно нахмурил дворники и мигнул ей фарами. И она так и не завелась, хотя ее бедная хозяйка открыла капот и стала искать, что же там сломалось.

        Тем временем хозяин Мицубиши уже сел за руль и собирался ехать на работу, да не тут-то было! – Мицубиши прищемил ему в двери полу куртки. Тот с досадой обернулся, чтобы ее вытащить – и увидел… о, увидел он, как красивая стройная блондинка, чуть не плача, завернув меховые манжетики своего светлого женского пальто, своими женскими тоненькими чистенькими  руками пытается делать совершенно не женскую работу – копаться под капотом сломавшейся машины. Тут и невежа решил бы помочь, а хозяин Мицубиши невежей вовсе не был! Он выбрался из машины, подошел к ней и сказал так решительно, будто имел право это сказать:

– Позвольте-ка мне.

        Но Лада Калина и не думала заводиться.

– Я пропала! Пропала! – шептала ее хозяйка. – Я опоздаю, меня уволят!

– У меня есть еще полчаса времени, – сказал на это хозяин Мицубищи, так и не найдя неисправности под капотом Лады Калины. – Хотите, я вас подвезу?

– О, да, да, батюшки-матушки, хочу! – вскричала хозяйка Лады Калины, но застыдилась, и добавила, моргнув глазами: – То есть, если вам не трудно…

– Ни на йоту не трудно, – радостно сказал хозяин Мицубиши.

– Только мне сначала надо детей в садик…

– Ах да, детей… запнулся хозяин Мицубиши, и скосил глаза на окно Лады Калины, откуда глядели на них два блондинкиных карапуза. Но посмотрел на белокурые волосы женщины, такой трогательно беззащитной перед сломавшейся машиной и сердитым шефом… и поспешно добавил: – Да-да, конечно, сначала в садик.

        Через минуту он уже нес под мышками в Мицубиши обоих карапузов.

        Мицубиши не удержался и в восторге снова подмигнул Ладе Калине фарами.

        Ты, верно, уже догадался, мой Маленький Котик, что в тот день Мицубиши не только отвозил карапузов в садик, а их маму – на работу. Домой их вечером вез тоже он!

        Ладу Калину отправили в автосервис, больницу для машин, где мастер лечит их от машинных болезней. Только там была самая настоящая очередь, и Лада Калина простояла в ней несколько дней. И все эти дни Мицубиши возил ее хозяйку и обоих карапузов по всем их человеческим делам!

        А потом мастер наконец взялся за Ладу Калину – и она сразу завелась!

– Ничего не понимаю, – сказал мастер.

– Ничего не понимаю! – воскликнула ее хозяйка, когда забирала ее домой. – Что же с ней было, с такой-сякой! Раз она не сломана – почему же не заводилась?!

        А хозяин Мицубиши взял ее за руку и сказал:

– А я рад, что она не заводилась. Я готов сказать ей спасибо! А ты?

– Если честно, я тоже, – сказала хозяйка Лады Калины, смущенно опустив глаза.

        Еще бы! Теперь у них есть кому варить пельмени, и есть кому играть в войнушку с карапузами! А уж как счастливы Лада Калина и Мицубиши!     

        Знай же, что эта история еще более истинная, чем про принцессу и горошину, мой Маленький Котик! Хочешь завтра утром поглядеть в окошко, кто повезет в садик карапузов?

 

 

Ходят люди, ходят, ходят –

Только кто ж их за нос водит?

Есть для уха – друг мобильник,

Для желудка – холодильник,

Для ума есть интернет,

А для сердца сердца нет…

Ходят люди, ходят, ходят,

Верных слуг в вещах находят –

Только взглянешь да затужишь! –

Сам давно им верно служишь…

Ходишь, ходишь… как споткнуться?

Встать, подумать, обернуться,

Вот же, рядышком, ну вот –

Жизнь твоя с тобой идет…

Что там в ней за «тук-тук-тук»,

Даже сердце сжалось вдруг,

Плачет сердце и смеется…

Там родное сердце бьется!

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Версия сайта для слабовидящих
Обратная связь
НАВЕРХ