12. Как троллейбус ходил в зоопарк

 Спорю, ты ни за что не отгадаешь, мой Маленький Котик, как Бело-зеленый троллейбус умудряется теперь бегать по городу без всяких проводов! А дело было так. Когда он сходил в гости, то был так счастлив, что ему захотелось с кем-нибудь поделиться – ведь счастье только тогда по-настоящему полное, когда есть кому о нем рассказать. Правда, мой Маленький Котик? И он по секрету рассказал обо всем своему другу мастеру. Мастер был очень добрый – помнишь, он даже разрешил Бело-зеленому выбрать цвет, в который покраситься! Но он был не только добрый, но и очень умный – и, узнав, что троллейбус нашел новых друзей, соорудил специально для него… солнечные батарейки! Знаешь, почему они так назывались? Потому что заряжались от солнышка, когда днем троллейбус бегал по солнцепеку. Да так хорошо заряжались, что их хватало и на ночь, чтобы съездить к машинам в гости.

        Надо сказать, Мастер не зря так любил Бело-зеленого – тот был одним из лучших троллейбусов во всем парке. То и дело начальнику депо звонили пассажиры и говорили:

– Ах, как хорошо работает ваш Бело-зеленый троллейбус! Он приходит на остановку точно по расписанию. Он всегда чистый и вежливый! Он никогда не встанет у остановки так, чтобы двери оказались над большой лужей – а ведь это случается сплошь и рядом, и нам, пассажирам, только и остается, что промочить ноги! А Бело-зеленый – нет, он не такой! Его обязательно надо наградить за отличную работу!

        И однажды начальник депо действительно позвал Мастера и сказал:

– Бело-зеленый у нас молодец! Он заслужил поощрение. Спроси, Мастер, чего бы ему хотелось?

        Мастер обрадовался, и вечером спросил у Бело-зеленого, нет ли у него какой-нибудь мечты.

– Знаешь, Мастер, мне давно хочется сходить в зоопарк поглядеть на диковинных зверей! Я даже вижу крыши клеток, когда проезжаю по маршруту мимо, – признался Бело-зеленый троллейбус. – Только я ведь днем работаю, а по ночам зоопарк закрыт…

        Мастер рассказал начальнику депо про зоопарк, и тот рассмеялся:

– Ну и ну! С твоими батарейками у него мечты прямо как у мальчишки! Ладно, мы устроим ему и выходной, и – зоопарк!

        Начальник депо позвонил директору зоопарка. Они быстро договорились – ведь начальник зоопарка тоже ездил на работу на Бело-зеленом!

        И вот в один прекрасный солнечный день Бело-зеленый, чисто вымытый и счастливый, отправился в зоопарк. Еще от входа он увидел множество клеток с самыми диковинными обитателями – верблюдами, обезьянками, страусами, павлинами…

        Билетерша  обрадовалась ему и закричала:

– Здравствуйте! Ждем-ждем! Нам сказали, что вы придете!

        Сам директор зоопарка вышел к Бело-зеленому.

– Приветствую вас! – сказал он. – Приятно принимать у себя того, кто знает и любит свою работу! Будьте как дома, смотрите на наших диковинных зверей, сколько хотите!

        Троллейбус поблагодарил – и побежал к клеткам.

        О, что это был за день!

        Обезьянки отнимали друг у друга игрушечное зеркальце и с визгом носились по вольеру. Зубры что-то не поделили и сшиблись рогами. «Ух, какая авария! – подумал троллейбус. – Хорошо еще, что таких задир на дорогу не пускают!»

        В следующей клетке бегали волки – их как раз должны были кормить, и работник зоопарка кинул им по большому, вкусному куску мяса.

        Чуть подальше жила белая лисица с двумя пушистыми лисятами. Они были совсем крохотные и играли, наскакивая друг на дружку и на свою маму. А потом устали, проголодались – потыкались носом ей под живот, и стали сосать молочко, жмурясь от удовольствия. Троллейбус в умилении глядел на них, и вспоминал, как Лада Калина рассказывала ему о своей хозяйке и ее карапузах.

        Дальше жили павлины. Что за красивые это были птицы! Они гордо ходили по вольеру, лениво клевали из кормушки, важно потягивались, и перья у них переливались в лучах солнца и синим, и зеленым, и золотым! А увидев, что троллейбус зачарованно глядит на них, один из павлинов распустил свой великолепный хвост – точно огромный драгоценный веер.

        В следующей клетке сидела невзрачная птица – похожая на серую бутылочку на длинных тонких ногах. Словом, ничего диковинного. Троллейбус чуть не проехал мимо – но птица вдруг взглянула на него, и в глазах ее была такая тоска, что он остановился.

– Кто ты? – спросил он птицу.

– Я – журавль.

– Какие грустные у тебя глаза!

– Это потому, что я очень несчастен, – вздохнул журавль.

– Разве тебе плохо здесь живется? – удивился троллейбус, и посмотрел на кормушку, наполненную до краев. – А я думал, тут всем живется хорошо!

– Ха-ха! – закричали павлины. – Плохо ему живется! Да он просто привереда! Райская жизнь! Как кормят! А сколько зрителей, перед которыми можно покрасоваться! Не житье, а масленица!

        Журавль опустил голову и опять вздохнул.

– Почему же тогда ты грустишь? – спросил его Бело-зеленый.

– Эти бедняги родились в клетке и не знают другой жизни, – печально сказал журавль. – А я знаю, как прекрасно лететь высоко в небе, когда облака совсем рядом и становятся большими, будто горы, а деревья внизу превращаются в маленькие-маленькие. Я тоскую по небу, по облакам, по деревьям и болотам, по моей родной стае, по моему отцу… Бедный отец! Как, наверно, он убивается по мне! Хорошо, что он не видит меня в этой позорной клетке – я ведь был сыном вожака стаи!

– Как же ты попал сюда?

– Однажды меня поймал охотник – и продал в зоопарк.

        Троллейбус чуть не заплакал, слушая печального журавля. Теперь журавль уже не казался ему невзрачным – эта благородная птица стала для него куда интересней павлинов. И Бело-зеленому очень захотелось помочь журавлю. Ведь для большого железного троллейбуса проще простого сбить с клетки замок, распахнуть дверцу – и лети, журавль, лети в свое высокое небо, к своему отцу и вольным друзьям-журавлям! Но как же можно так сделать? Что подумает директор зоопарка? Он ведь от всей души пригласил Бело-зеленого полюбоваться своими питомцами! Разве можно ответить на это радушие такой черной неблагодарностью?

        Легче всего, конечно, было бы сочувственно вздохнуть вместе с журавлем – и пройти мимо, к клетке с веселыми попугайчиками. Но Бело-зеленый не пошел к попугайчикам.

– Если я выпущу журавля – мне, конечно, будет неудобно перед директором, но я же от этого не умру! – решил он. – А журавль умрет от тоски, если останется в неволе!

        И только послушай, что он придумал! Он развернулся к клетке боком, сделал вид, что засмотрелся на павлинов, и вдруг бац! – одна из штанг свалилась у него вниз и ударила аккурат по замку журавлевой клетки! Замок отлетел, дверца распахнулась – и журавль взмыл в небо.

– Ах! Ох! Ух! Эх! – на разные лады закричали работники зоопарка.

– Ну и ну! – сердито воскликнул директор, прибежав к открытой клетке.

– Ах, извините! – смущенно сказал Бело-зеленый. – Я такой неловкий! Просто ротозей! Я засмотрелся на ваших прекрасных павлинов, и не заметил, как у меня свалилась на бок штанга! Мне так жаль, что я разбил клетку! Так жаль, что ваша птица улетела! Я обязательно заплачу вам за этого журавля. Я отработаю лишний день на линии – а деньги за него начальник депо пусть перешлет вам.

        Но когда директор зоопарка увидел, что Бело-зеленый разбил клетку не из баловства, а нечаянно, и теперь сам жалеет об этом – он совершенно перестал сердиться. Тем более, он ведь тоже ездил на Бело-зеленом на работу – и всегда восхищался, как точно тот ходит.

– Ладно, всякое случается, – сказал директор, и не согласился брать за журавля никаких денег.

        Бело-зеленый поблагодарил его за гостеприимство, еще раз извинился – и поехал домой.

        И, хотя он опозорился перед работниками зоопарка, на душе у него было так светло, как бывает только у тех, кто знает, что поступил правильно.

 

Есть – правда-правда! – такие зеваки,

Что любят животных – но… в зоопарке.

Только, конечно, с условьем одним:

Чтоб в клетках сидеть зверям, а не им!

Их пригласить бы: «Иди, посмотри –

Но не снаружи, а изнутри!» 

Гляньте-ка только: вон в клетках зеваки!

А мимо проходят неспешно макаки,

Пантеры и тигры, медведи и львы,

И крокодилы глядят из травы…

И даже рыбы, будто в повозках,

Едут в аквариумах на колесах,

И серые волки стаей бегут –

Смотрят, и слюнки по мордам текут!

А медвежонок смешной, косолапый,

Просит у важного бурого папы:

– Табличку на клетке прочти мне скорей!

Читает медведь: «Человек, царь зверей»  

И учит: «Мой сын, ты его опасайся!

В клетки людские – не попадайся!»

Рыдают зеваки: «Простите! Простите!

Домой – ну пожалуйста! – нас отпустите!

У нас дома детки, дела и заботы,

А завтра нам надо идти на работу!»

Но и у зверя – раскиньте умом! – 

Были до клетки и детки, и дом…

Отпустим? Да ладно,

Отпустим, раз – детки...

Ну как? Изнутри вам понравились клетки?

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Версия сайта для слабовидящих
Обратная связь
НАВЕРХ