11. Как троллейбус ходил в гости

 

 

– А почему троллейбусы не приезжают в наш двор? – спросил как-то перед сном Маленький Котик, глядя в окно на чуть видное вдалеке между домами шоссе, по которому бежали его лучшие сказочные друзья.

– Потому что им, чтобы ехать, нужно обязательно вести усиками по проводам. Ведь ты уже знаешь, там ток, троллейбусы его пьют – и едут. А у нас во дворе проводов нет, – объяснила я, краснея. Энциклопедия про машины уже стояла у меня на полке, рядом с книжкой «Маленькие Котики: все про все». Обе книжки были весьма умные – но даже в них нигде не говорилось, как читать Маленьким Котикам курс по электрооборудованию троллейбусов.

        С Маленькими Котиками всегда так – купи ты хоть все умные книжки в мире, все равно будешь сам ломать голову, как быть!

– Почему проводов нет? – удивился Котька, и показал на три горящих фонаря, соединенные двойными проводами. – Вот!

– Понимаешь, по ним троллейбусы ходить не могут, это провода другие, – сказала я, чувствуя, что это – мой последний шаг в объяснениях из области науки.

– А почему другие? Фонари ведь тоже ток пьют – и от него горят, – рассудил Котька.

– Ну, видишь ли, в фонарных проводах тока мало, троллейбусам больше нужно…

– Это как кефир из трубочки! – обрадовался, что понял, Котька. – Конечно, из чашки лучше. Но можно же в рот набрать побольше – и потом глотнуть. Пусть троллейбусы просто наберут-наберут тока в рот, а потом глоточки побольше делают!

        Дальше в науку мне со своей энциклопедией шагать было некуда. Да и  незачем, подумала я, обняв Маленького Котика. Ведь у него впереди еще целых сто энциклопедий! И мудрые физики еще сто раз расскажут ему о том, что такое «напряжение», «частота», и чем переменный ток отличается от постоянного – но никто и никогда больше в жизни не расскажет ему волшебную историю, как Троллейбус приезжал в наш двор в гости к Белой Газельке и ее приятелям!

– Эй, вы где там застряли? – раздался голос маленькой сказки, которая в нетерпении махала нам рукой. – Жду вас, жду, а вы… скорее за мной!

        И мы свернули в сказку.

 

– Послушай, Газелька, – сказал Мицубиши как-то ночью, когда все машины во дворе были в сборе, а люди крепко спали в своих кроватях. – Давно хотел спросить тебя – как там Бело-зеленый?

– Жив-здоров! – довольно ответила Газелька. – Бегает как новый.

– Ах, как я рада, что у него все стало хорошо! – сказала Лада Калина. – Ведь это так обидно и скучно – стоять больному в депо, одному-одинешеньку!

– Да уж, – вздохнула ржавая старушка-Ока, которая хорошо знала, каково бывает стоять больному одному-одинешеньку, – ничего приятного в этом нет.

– И я тоже за него рада, – сказала Тойота Королла, – прямо как за старого друга. Надо же, как мы все привязались к этому Бело-зеленому, когда ты про него рассказывала, Газелька. Я просто удивляюсь, как привязались! А ведь мы его даже никогда не видели!

– А вот я не прочь был бы с ним познакомиться, – задумчиво произнес Мицубиши – похоже, у него снова появилась какая-то идея.

– И я! – вскричала Лада Калина радостно.

– И я! И я! – сказали хором все остальные машины.

– Так в чем же дело? Давайте позовем его в гости! – предложил Мицубиши.

– Действительно, – поддержал Форд. – Бензинчиком угостим. Машина он или нет, в конце концов! Что ж это за машина, которая бензину и не пробовала, одним током живет!

 

        Белая Газелька хмыкнула.

– Чудаки! – сказала она. – Какой бензин? Он же устроен по-другому. Он сюда и не доедет – ему ведь специальные провода нужны, а тут таких нет.

        Мицубиши глянул вверх, где над машинами горел высокий фонарь, освещая стоянку.

– А если ему по фонарным проводам попробовать? – спросил он. – В них ведь тоже ток?

– Это как, в смысле? – растерялась Газелька. – Слыхом не слыхивала, чтобы троллейбусы по фонарным проводам ездили…

– Все когда-нибудь бывает в первый раз! Сейчас спросим, – сказал Мицубиши, и завел фары кверху – туда, где ярко горел уличный фонарь. – Фонарь, а Фонарь! Вы меня слышите?

– Слышу, – ответил польщенный фонарь и дружелюбно улыбнулся. Дело в том, что за всю жизнь его никто даже на «ты» ни разу не назвал, а вежливый Мицубиши обратился к нему на «вы»… – Чего надо, черный джип?

– Понимаете, мы очень хотим, чтобы к нам сюда в гости приехал троллейбус. Окажите любезность – попросите всех фонарей, что стоят от дороги до нашего двора, чтобы они немножечко пригнулись, и он смог бы вести по вашим проводам своими штангами!

– Пригнуться-то нам не трудно, – ответил Фонарь. – Только у нас ток другой, да и не надо нам столько, сколько троллейбусам. Наше дело ведь что – чтобы лампочка горела. А у троллейбусов – чтоб такая махина не просто сама ехала, а еще и толпу людей везла. Представляете, сколько он для этого тока должен брать? Поэтому в наших проводах ток ма-а-аленькой струйкой течет, а в троллейбусных – целой рекою…

– А можно мы все-таки попробуем? – не унимался Мицубиши. – Ведь никто еще не пытался этого сделать – как же можно наверняка знать, получится или не получится?

– Ну, только ради вас, – подмигнул Фонарь, снова вспомнив, что этот черный джип первым назвал его на «вы». – Приглашайте ваш троллейбус!

        Довольный Мицубиши повернулся к Белой Газельке и сказал:

– Давай, Газелька, беги за Бело-зеленым!

– Да вы тут все с ума сошли! – воскликнула Газелька. Она одна из всех машин была по своей дорожной работе коротко знакома с троллейбусами, поэтому и знала о них больше всех. – Ни один троллейбус не проедет по фонарным проводам! Ничего не выйдет, это точно! Уж лучше давайте сами к нему поедем!

– В гости ходят, когда позовут, – резонно ответил Мицубиши. – А нас никто не звал. Как же мы такой ватагой в троллейбусный парк завалимся? Да и разве там поболтаешь? Кругом столько троллейбусов. А у нас тут – тихо, уютно, по-домашнему…

– Да ладно тебе, Газелька, сбегай за Бело-зеленым! – стали уговаривать ее все машины во дворе. И, наконец, качая дворниками с таким видом, будто ее послали за горячим снегом, она побежала в троллейбусный парк.

        Бело-зеленый мирно спал, погасив фары и сложив штанги на спину. За день он очень устал – ведь он с рассвета до заката возил толпы пассажиров. Газельке даже стало стыдно, что она собирается разбудить его по делу, которое – это совершенно ясно! – полная ерунда.

– Э-эй, Бело-зеленый! – позвала она. – Ты спи, спи… я только кое-что тебе скажу, а ты послушай – и будешь спать дальше… Тут, когда ты болел, я рассказывала про тебя машинам в нашем дворе. Мой сосед, Мицубиши, придумал тогда попросить помощи у рефрижератора. Он вообще мастер на выдумки. Так вот, теперь он выдумал провести тебя к нам в гости, по фонарным проводам… вот чудак, да? Ну все, спи, спи…

        Но Бело-зеленый аж подскочил на всех четырех колесах, и весь сон мигом слетел с него.

– Меня… в гости!.. – воскликнул он.

        Бело-зеленый никогда, ни одного раза, не ходил еще в гости! Но часто пассажиры в его салоне рассказывали друг дружке, как побывали в гостях, и Бело-зеленый всегда им завидовал. Он тоже хотел сходить куда-нибудь кроме троллейбусного парка, хотел поболтать с новыми друзьями. Но он знал, что все это только мечты – ну кому придет в голову звать в гости троллейбус!

– Ой, я хочу, хочу пойти к вам! – закричал он.

        Газелька опешила.

– Послушай, Бело-зеленый, – сказала она. – Ладно наши машины с ума сошли, но ты… ты ведь лучше всех знаешь, что ни по каким фонарным проводам тебе не проехать!

– Я попробую, – сказал троллейбус умоляюще. – Я буду очень стараться! Вперед! Ах, я так волнуюсь, так волнуюсь… У меня достаточно чистые стекла? А шины? Как я выгляжу?

– Как сумасшедший троллейбус, – сказала Газелька, опять покачав дворниками, и они с Бело-зеленым отправились в путь.

В городе почти не было машин, и совсем не было людей – ведь стояла глубокая ночь. В десять минут Газелька с Бело-зеленым долетели до перекрестка, за которым, внутри квартала, и был наш с тобой двор, мой Маленький Котик.

        Все фонари, что стояли вдоль узенькой дороги, ведущей во дворы к подъездам домов, наклонились, и троллейбус перебросил штанги на их провода. И сразу почувствовал, что тока ну никак не хватает для того, чтобы ехать. Но ему так хотелось в гости!

Так хотелось, что случилось чудо – он глотнул тока из проводов и немножко продвинулся вперед. А потом еще немножко. А потом еще…

        Если бы кто-нибудь в этот час проснулся и выглянул из окна на улицу – вот бы он удивился! Ты только представь, мой Маленький Котик, что бы он увидел! Но нет, он решил бы, что спит и видит сон. Или – позвонил бы докторам и сказал, что у него начались галлюцинации: это когда видишь своими глазами то, чего на самом деле нет и быть не может. И никому бы не пришло в голову, что это правда – троллейбус ведет «усиками» по фонарным проводам и ползет вперед. Но никто не выглянул в окно – ведь стояла глубокая ночь, и все люди спали. 

        А троллейбус все-таки приехал в наш двор.

– Я же говорил, что главное – очень-очень захотеть, – сказал Мицубиши. – Тогда можно сделать даже невозможное.

        Машины были очень рады, что Газельке удалось уговорить Бело-зеленого. Все по очереди поздоровались с ним и нашли, что он невероятно обаятельный. Бело-зеленый всегда был вежливым троллейбусом, а тут еще очень старался – ведь он пришел в гости! В самые настоящие гости!

        С ним долго болтали обо всем на свете, и всем – и гостю, и хозяевам – было так хорошо и весело, будто в праздник! А щедрый Мицубиши всех угостил бензином – и Бело-зеленого тоже!

– Но я не ем бензин! У меня двигатель электрический! – попробовал возразить Бело-зеленый. Но Мицубиши сказал:

– А ты не для двигателя, а просто так! Попробуй, как вкусно!

        Ты ведь помнишь, Маленький Котик, что бензин для машин – первое лакомство, все равно, что для тебя персиковый йогурт! Вот Мицубищи и хотел, чтобы Бело-зеленый угостился этой вкуснятиной, раз уж он в гостях!

        Троллейбус угостился бензином – и ему так понравилось, что он попросил еще!

– Ух, как необычайно вкусно! – воскликнул он, и все машины рассмеялись – еще бы «необычайно»! Наверно, он был первым троллейбусом во всем мире, который лакомился бензином вместе с автомобилями!

        Когда ночь кончилась, и город вот-вот должен был проснуться, троллейбус проводили обратно к перекрестку – машины подталкивали его сзади, чтобы ему было легче ехать по фонарным проводам. А на большом шоссе он побежал по линии в депо, ведь, едва начнется утро, он должен быть на своей работе! Бело-зеленый был очень ответственным троллейбусом, и ничуть не хотел подводить своих пассажиров.

        Но с тех пор машины из нашего двора так с ним подружились, что нет-нет да и зовут его к себе в гости. Только теперь проехать во двор ему – легче легкого… почему? Это уже другая сказка, мой Маленький Котик. Но уж поверь мне, в гости он ездит часто, и машины его очень ждут. И бензином угощают. И расспрашивают, как он поживает. И выкладывают ему свои новости. Бело-зеленый просто счастлив – он больше не завидует пассажирам, когда те рассказывают, как бывали в гостях.

        А Фонарь так зауважал Мицубищи, что и сказать нельзя. Вот и не будем  говорить, мой Маленький Котик – тем более, все в этой маленькой сказке уже сказано.

 

Все физика знает на этой земле –

Все может измерить и высчитать,

И только лишь о добре и зле

В научных законах не вычитать.

Наука – она беспристрастная дама,

И ей безразлично – добро или зло.

И – повезло всей земле, скажем прямо,

Коль физикам в детстве на сказки везло!

А чудо – спокойно живет да живет,

Живет и не знает износа…

И физик сынишке под Новый год

Расскажет про Деда Мороза!

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Версия сайта для слабовидящих
Обратная связь
НАВЕРХ