1. Несказка

                                                        

        В детстве я плохо знала географию, поэтому и печальная страна, в которой никогда не светило солнце, а лишь водили по ней Солнечного коня, и веселое тридесятое государство, где жили Иваны – царевичи и дураки, и владения Золотой Бероны на другой стороне земли, где свет досками обшит, чтоб земля с него не обсыпалась, – все эти страны были для меня гораздо всамделишней настоящих стран.

        Потом я выросла и выучила географию.

        Но с тех пор я стала чувствовать свое сердце. Тяжелым-тяжелым. А жить на свете с тяжелым сердцем очень тяжело!

– Да что ж это такое! – не выдержала я, когда однажды вечером пила чай. Я вообще-то сказала это моей любимой старинной лампе с зеленым абажуром. Она стояла передо мной на столе. Когда-то она была керосиновая – но давным-давно мой дедушка переделал ее в электрическую. Он мог бы выбросить ее и купить новую – но не выбросил. Потому что она была и его любимая тоже – при ней рассказывала ему сказки его старенькая бабушка, когда он был мальчишкой и носил штаны с двумя лямками, перекрещенными на спине…  А моей любимой она стала, когда дедушка зажигал ее по вечерам, чтобы рассказать мне сказку перед сном.

– Да что ж это такое! – пожаловалась я лампе.

        Лампа улыбнулась, но ничего не ответила. Зато где-то прямо под моим левым ухом вдруг раздалось:

– Не что, а кто. Это мы!

– Кто это «мы»?

– Мы. Нерассказанные сказки!

        Кто бы мог подумать, что так тяжело носить в груди сердце, полное до краев нерассказанных сказок!

– И что же мне теперь с вами делать? – спросила я. – С такими-то тяжеленными? 

– Мы не тяжеленные! – обиделись сказки. – Все мы вместе весим меньше перышка – ведь перышко летит вниз, если какая-нибудь птица обронит его в нашей стране. А мы – живем себе и на землю не падаем.

– Что это у вас еще за страна?

– Самая легкая на свете! Она – внутри большого леденцового облака!

– Страна внутри облака? Да еще леденцового? – по географии у меня была в школе твердая пятерка. Так что провести меня не так-то просто. – Ха-ха! Не бывает леденцовых облаков! И уж конечно, не бывает в облаках никаких стран.

– Никаких – не бывает, – согласились нерассказанные сказки. – А одна бывает – наша. И как же, по-твоему, облаку не быть леденцовым? Если там все только и делают, что балуются? Вот как их всех удержать? Разлетятся – оглянуться не успеешь. А на сладенькое они все падки…

–  Ладно вам выдумывать!

– А ты сама посмотри! – предложили сказки.

 

        Я подняла глаза вверх – и увидела над собой солнечный день, ярко-синее небо и… огромное облако, с облачными башенками, на которых сидели, словно флюгеры, петушки на палочках. И облако оказалось  прозрачное, как золотистый леденец, в нем полным-полно было каких-то резвых пятнышек, которые плыли, летали, прыгали и кувыркались. На что только они не были похожи! Там были и Солнышко-Колоколнышко, и Зайчик, и Рыбка, и Кузнечик,  и Пузяка, и Лялечка, и Феечка, и Маленький Котик – о, самым чудесным был именно он, прижался носом к леденцовой стенке – так что нос наморщился, будто для чиха – и смотрел на меня.

– Позови его! – сказали сказки.

– Это как?

– Эх ты, глупая! Да зови же!

        Мне стало весело, захотелось пошалить. Я помахала рукой и крикнула, как кричат с земли самолетам:

– Э-э-эй!

        Знаете, как прозвучал мой голос?! Я сама втянула голову в плечи от неожиданности! Он прозвенел так, будто небо было стеклянным и треснуло во всю свою ширь, он прогремел, как эхо в горах.

        Тут-то я и спохватилась:

– Погодите-ка! Я же дома! А где же мой потолок? Где мой чай и любимая  лампа? Почему надо мною небо?

– А потому, – захихикали сказки, – что ты давно уже спишь! Сладких снов!       

          Я в самом деле спала. И мне снились белые, длинные-предлинные сны: радостные – про белые платья, и страшные – про белые халаты…  Когда я проснулась, у меня на руках лежал…

        Маленький Котик! Мой Маленький Котик! 

        Он открыл глаза и сказал:

– Ну вот!

– Ну вот? – удивилась я тихо-тихо, потому что Маленький Котик был таким маленьким, что мне  показалось, даже громкое слово может его ушибить.

– Я буду слушать твои сказки! – сказал Маленький Котик, который, видно, совсем не считал себя ни таким уж маленьким, ни таким уж хрупким, и бесцеремонно устроился на моих коленях поудобнее.

        И добавил:

– Так что можешь звать меня просто Котя. Или даже Котейко!

– А можно я буду звать тебя Саша? – спросила я.

        Маленький Котик подумал.

– Ну, разве что изредка. Котя-Воркотя – гораздо забавнее. Котей-Воркотей-Бархатный Животей!  – запел он и засмеялся. – А теперь – тс-с-с! Я ведь еще не умею разговаривать!

        И правда, сначала он умел только кричать, потом – только мычать. Так прошло два года, но я всегда вспоминала то, что он сказал мне, когда еще не умел разговаривать. И вот однажды, под самый Новый Год…  мне так хочется написать «случилось чудо», но не слишком ли много чудес – ведь это еще не сказка, сказка будет впереди! Но я все-таки скажу «случилось чудо», потому что как же еще назвать чудо, если не чудом?

        Маленький Котик  поудобнее устроился у меня на коленях, собираясь заснуть, и… сказал:

– Расскажи мне сказку!

        Как же я обрадовалась! Как же мне хотелось рассказать ему, наконец, про Солнечного Коня или Ивана-царевича!

– Расскажи мне сказку про «Ладу Калину»!

        Эти Маленькие Котики  – вечный вопрос на засыпку: готовишь урок и думаешь, что все знаешь на отлично, а тебя вызывают – и спрашивают совсем о другом!

– Давай лучше расскажу тебе про Солнечного коня?

– Про «Ладу Калину»!

        И я вдруг почувствовала, что Маленький Котик совершенно прав: ведь это уже не мое, а его детство, и оно будет полно его, а не моих любимых сказок! Вот только…

– Я не знаю сказок про «Ладу Калину», – сказала я растерянно. – Кажется, таких не бывает.

– Как это не знаешь?! – вдруг завопило во весь голос что-то в моем сердце, и перед глазами у меня в один миг нарисовалась сказка – от первого до последнего слова. – Как это – не бывает?! А я?!

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Версия сайта для слабовидящих
Обратная связь
НАВЕРХ